Папа и ребенок: роль отца в развитии ребенка

Наши женщины девять месяцев испытывают наряду с лишениями приятные чувства – внутри них и благодаря им возникает новая жизнь, подтверждение которой моя супруга ощущала регулярно в виде толчков (чаще 7,8 балла), кувырков, сальто и других элементов легкой атлетики. Но при всем при этом я много раз видел ее обхватившей двумя руками живот и улыбающейся, даже когда в матче лиги чемпионов «сливал» «Зенит», а сидящий рядом муж совсем не выглядел примером для ее ребенка. В этот момент моя единственная понимала, что скоро на свет появиться ее частичка. Нет не так. Не частичка, не кровинка, не четвертинка, а самая дорогая для нее часть себя. И вот, я задаю еще вопрос – можно ли мне хоть чуть-чуть, хоть подобие этого чувства? Я ведь так ждал ЕГО, и имя дал до того как… Ну, скажем, до того как мой Абсолютный Разум приобрел материальную оболочку! И вот, ОН родился, и мне сказали, что сын похож на меня – внутри меня все улыбалось и танцевало, возможно, что-то даже просочилось наружу. Да! … and justice for all! Сейчас мне было все равно, что кто-то гадит в золотой унитаз, а кто-то на два дня себе растягивает кусок хлеба с пластиковой лапшой, и что Родина нас любит так, что готова в любой момент послать на очередную бойню, вспоминая раз в четыре года о том как нам нелегко и, требуя при этом, взаимность. Наконец-то я испытал это замечательное чувство! Это моя кровинка-половинка! Это частичка меня сейчас вопит так, что слышно только его! Это она скоро вырастет, будет мне хамить, и мы будем неделями не разговаривать, но мне все, все, все равно! Она моя!Наши женщины девять месяцев испытывают наряду с лишениями приятные чувства – внутри них и благодаря им возникает новая жизнь, подтверждение которой моя супруга ощущала регулярно в виде толчков (чаще 7,8 балла), кувырков, сальто и других элементов легкой атлетики. Но при всем при этом я много раз видел ее обхватившей двумя руками живот и улыбающейся, даже когда в матче лиги чемпионов «сливал» «Зенит», а сидящий рядом муж совсем не выглядел примером для ее ребенка.

В этот момент моя единственная понимала, что скоро на свет появиться ее частичка. Нет не так. Не частичка, не кровинка, не четвертинка, а самая дорогая для нее часть себя.

И вот, я задаю еще вопрос – можно ли мне хоть чуть-чуть, хоть подобие этого чувства? Я ведь так ждал ЕГО, и имя дал до того как… Ну, скажем, до того как мой Абсолютный Разум приобрел материальную оболочку!

И вот, ОН родился, и мне сказали, что сын похож на меня – внутри меня все улыбалось и танцевало, возможно, что-то даже просочилось наружу. Да! … and justice for all! Сейчас мне было все равно, что кто-то гадит в золотой унитаз, а кто-то на два дня себе растягивает кусок хлеба с пластиковой лапшой, и что Родина нас любит так, что готова в любой момент послать на очередную бойню, вспоминая раз в четыре года о том как нам нелегко и, требуя при этом, взаимность.

Наконец-то я испытал это замечательное чувство! Это моя кровинка-половинка! Это частичка меня сейчас вопит так, что слышно только его! Это она скоро вырастет, будет мне хамить, и мы будем неделями не разговаривать, но мне все, все, все равно! Она моя!

Читайте так же:

Комментарии запрещены.